Татьяна Петухова. Ворон (Победить черную собаку, Ралион IT)



Ворон
Победить черную собаку

(c) 1996-1997 Петухова Татьяна Владиленовна
Email: ptv@ccphys.nsu.ru
Почтовый адрес: Россия 630090 Новосибирск-90 а/я 315

Дата завершения работы: 18 февраля 1997

Не публиковалось

Модификация данного текста, его использование в коммерческих целях
запрещены без предварительного письменного согласия автора

По всем вопросам, касающимся данного или иных произведений просьба
обращаться к автору лично

ОБРАЗЕЦ ТЕКСТА



Мастеру Бо,
Сунь Унэну по прозвищу Цзуй Мао,
Толстому Брату и его жене Ирине.

1.

Знает ли кто-нибудь, почему предсказания оракулов всегда столь смутны и неясны? Едва ли знают об этом и сами оракулы, а если и знают, то ответят на этот вопрос обычным туманным пророчеством. Кто-то сказал однажды, что тот, кто истолковывает неясное пророчество, сам порождает свое будущее. Так ли это?
Только боги знают ответ на этот вопрос.
А если не знают?

* * *

Горячий южный ветер, который местные жители издавна называют Гневом Пустыни, последним порывом взъерошивает заросли колючего кустарника, и затихает до вечера. Пока безжалостное солнце - Огненный Щит - в зените, ему нечего делать здесь, и он безропотно уступает солнцу.
Высоко в небе в слепящих лучах едва видна крохотная темная точка. Она медленно кружит над однообразными холмами, потом каплей расплавленного черного металла падает вниз, прожигая сухой воздух. И вот уже черная птица усаживается на плечо усталого путника.
Ворон направлялся к пустыне Барагет. Три дня назад он вышел из последнего селения, и теперь впереди его ждала пустыня. Там, в глубине ее, как говорили, где-то между северным и южным краем, жил отшельник Гешем и чудовище, называемое Оракулом.

* * *

"...если заблудился ты в тумане безысходности, и нить сефеты спуталась, иди к Оракулу пустыни, что живет в Оазисе, и спроси его о своей судьбе. Высокую цену требует Оракул, и не всегда спрашивающий может ее заплатить, но никто не знает заранее, что возьмет Оракул взамен за истолкование неясной сефеты."
Так записано в предании об Оракуле пустыни - самом известном, самом загадочном и самом недоступном оракуле.
Странное место - пустыня Барагет. Тысячелетие назад там, в Оазисе, - сердце пустыни - стоял величественный храм, но стихия или воля богов разрушила его, и люди забыли богиню. С тех пор нет в мире более враждебного места, чем пустыня Барагет. Изменчив ее огненный лик, теряются в песках дороги, ведущие в никуда, жестокое бледное солнце злобно глядит с выгоревшего неба.
Только безумные искатели храмовых сокровищ решались проникнуть в пустыню, но никто никогда не видел вернувшихся. Да еще те, кто заблудился в тумане безысходности, нарушают изредка зловещую тишину белых песков, но и к ним порой безжалостна пустыня.

* * *

Акка, черная вороница, сидела у него на плече, поглядывая на чахлую растительность лукавыми глазами. Именно Акке Ворон был обязан своим прозвищем, а она "в обмен" носила его детское имя.
Когда колючий кустарник становился совсем непроходимым, Акка молча снималась с плеча и искала звериную тропку. Ворон не спешил, останавливаясь и ожидая ее возвращения - она вела его тело, душу его вело предсказание.
Ворон не торопился - все предначертанное, тот узор, куда вплетена его нить-сефета, его предназначение, совершится рано или поздно. И, конечно, лучше поздно...
Белое раскаленное солнце уже давно перевалило полуденную вершину и теперь медленно скатывалось к зазубренным краям песчаных холмов.
Мир качался и терял очертания в огненном дыхании близкой пустыни. Ворон присел на траву и прикрыл глаза. Колышущийся мир тут же замер, остались звуки и запахи, стойкие к злым шуткам пустыни.
Акка вернулась, сделала круг над Вороном и повела его к небольшой рощице, похоже последней, устоявшей перед наступавшей на север пустыней. На полпути вороница опустилась к нему на плечо и взволнованно затопталась, поглядывая вперед то одним, то другим черным жемчужным глазом. Ворон ощутил запах крови, и скорее почувствовал, чем увидел осторожное движение на краю рощи - его заметили и начинать прятаться уже не было смысла.
Под ближними деревьями стоял здоровенный пес, рядом с ним лежали четыре тела - хорошо вооруженные воины. За спиной пса прямо на земле лежала, и, похоже, мирно спала девочка лет шести в кожаных штанах и длинной кожаной рубашке.
- Остановись, если не хочешь присоединиться, - пес кивнул головой в сторону одного из тел и выразительно оскалился.
Удивительно было слышать негромкий с легким незнакомым акцентом голос и видеть движущиеся челюсти пса. Ворон осознал, что никогда раньше не видел говорящих собак, и остановился. Пес выглядел почти обыкновенно, как если бы ресанскую съедобную собаку ням-ням раскормили до размеров мураганского волкодава - серебристая шерсть, настолько густая, что не лежит, а стоит дыбом, крупная голова с небольшими закругленными ушами, чуть морщинистая морда, могучий складчатый загривок... и не меньше метра в холке.
Почему-то он совсем не походил на демона, и Ворон, поддавшись первому впечатлению, решил не считать его демоном.
- Сядь, - сказал пес, - и положи оружие так, чтобы я его видел.
Ворон решил подчиниться. Похоже, говорящая псина не собиралась нападать первой, а разглядывая ее, Ворон оценил свои шансы не более, чем два к трем. Акка слетела с плеча и опустилась рядом с одним из трупов. Осмотрев его со всех сторон, она принесла Ворону налобную повязку с вышитой сложными узорами каймой.
- Ритуальные убийцы, - констатировал Ворон, - но почему четверо? Они одиночки.
- Это великая честь для меня, - пес ухмыльнулся и присел, - и для нее.
Ворон разглядывал говорящую псину и все больше убеждался, что предпочел бы иметь ее союзником. Он не был искусным дипломатом, но то, что он знал об обладателях расшитых повязок, давало повод для разговора.
- Ночью за ними прилетят птицы Смерти. Вам лучше уйти,- Ворон с содроганием вспомнил свою встречу с птицами, - но если отойти не очень далеко, то можно прикрыться птицами от живых.
И Ворону пришлось объяснять, что ни одно живое существо, будучи в здравом уме, не сунется близко к тому месту, где пируют птицы Смерти, даже Рагга-ра тохт, а птицы, поглощенные ритуалом, не обращают внимания на то, что не движется в их сторону.
- Рагга-ра тохт - вон те? - пес снова кивнул на трупы.
- Да, "Рагга, несущий смерть"...
- Замечательная у тебя птичка, Ворон, она мне все про тебя рассказала, - девочка не дала договорить, а Акка невозмутимо уселась ему на плечо. Ворон опешил, он иногда догадывался, о чем хочет ему сказать Акка, но ни разу не пытался беседовать с ней.
- И что же она тебе наговорила? - Ворон был твердо уверен, что не называл своего имени. Акка топталась на плече, решив непременно теперь поправить Ворону волосы.
- Вы идете к Оракулу, но не знаете точно дороги, у вас нет карты и совсем не осталось воды, - девочка тараторила, почти как Акка, когда хотела сообщить важную новость, - а еще она сказала, что ты хороший, - она смутилась и спрятала лицо в ладошки.
- Раз уж твоя спутница представила тебя, то нужно и нам назваться, - пес подмигнул Ворону зеленым глазом, - меня зовут Тах-Руфа, а ее Пунха, и мы тоже идем к Оракулу.
Боги, опять ПРЕДСКАЗАНИЕ - Ворон вспомнил последнее знамение и невольно зажмурился. Открыв глаза через мгновение, он удивленно отметил, что мир не изменился, и он, Ворон, сидит на траве, солнце спускается за дюны, а прямо на него смотрит хитрыми зелеными глазами говорящий пес.
- Там за деревьями есть ручей, и можно остановиться на ночь там, - Тах-Руфа зевнул и потянулся, - мне бы не хотелось пока ночевать в пустыне и даже на открытом месте рядом с ней.
Ворону показалось, что в движениях пса есть нечто неуловимо кошачье - мягкость и гибкость, не свойственная собакам, и более мощные, чем полагалось бы собаке, лапы.
- Пожалуй, сотни метров хватит, - Ворон обошел убитых и присоединил их налобные повязки к той, что принесла ему Акка. Отрезав клочок от кожаной рубахи одного из убитых, он собрал на него немного не свернувшейся еще крови, уколол свой палец ножом и выдавил несколько капель на тот же лоскут. Смесь зашипела и позеленела. Тах-Руфа с интересом следил за незнакомым ритуалом. Девочка и вороница оживленно беседовали в тени под деревьями.
- Могу я помочь? - спросил пес, заметив, что Ворон прервался.
- Это нужно сжечь, - Ворон протянул повязки, и они вдруг вспыхнули мрачным фиолетовым пламенем. Он кинул горящие повязки на кожаный лоскут, но тот не загорелся, и от повязок остался только пепел. Тах-Руфа глядел на Ворона, ехидно прищурясь. Тот подобрал веточку и, размешав кровь и пепел, нарисовал на лицах убитых руну тохт.
- Теперь птицы Смерти будут слепы и глухи ко всему, что не касается их прямой обязанности.
- Ты пойдешь с нами, Ворон? - неожиданно прямо спросил Тах-Руфа.
Ворон уже некоторое время размышлял об этом. Судя по всему, эта странная парочка знала дорогу. Псина явно владела магией, а девочка умела разговаривать со зверьем. Ворон поглядел на солнце - пора было принимать решение - или продолжать искать дорогу на ощупь, как и раньше, или... или принять вызов Рагги, хотя, вызов Рагги он уже принял, смешав свою кровь с кровью убитых НЕ ИМ Рагга-ра тохт.
- Если пригласите, - Ворон не хотел быть невежливым.
- Пригласим, пригласим, - девочка весело запрыгала и захлопала в ладоши, Акка кружилась над ее головой и гортанно каркала, выражая свое восхищение.
Ворон вопросительно глядел на пса. Тот почесал задней лапой за ухом - видимо, это выражало смущение.
- Пригласим, - заключил Тах-Руфа.
- Поехали за ручей, там красиво, мне мышка сказала, - Пунха подняла с земли крошечную заплечную сумку и лихо вспрыгнула верхом на пса. Похоже, такой способ передвижения был им привычен.
За ручьем неожиданно отыскалось уютное местечко.

* * *

Ворона интересовала его собственная судьба: он не был героем - защитником обиженных, он не был правителем, обеспокоенным будущим своей страны - он был обеспокоен изменениями в собственной жизни. Но теперь у него возникло неприятное ощущение, что он ввязался в чьи-то политические игры, или того хуже - в чьи-то дела с богами.
С другой стороны, положение попутчика его ни к чему не обязывало. И то, что пес, похоже, представился настоящим именем - кто их знает, чужаков - но не потребовал настоящего имени от Ворона, было ему на руку. Ему хотелось как можно дольше оставаться частным лицом. Что же до Рагги, то Ворон и раньше с точки зрения последнего, вздумай он обратить на Ворона внимание, не был праведником, что, впрочем, его пока не очень беспокоило.
Была еще и третья сторона, но пока Ворон не хотел о ней размышлять, пользуясь старым правилом не поминать вампира к ночи.
А ночь уже побеждала Солнечного Воина, и горячее дыхание пустыни ненадолго уступало прохладному ветерку.

* * *

Душераздирающие крики птиц Смерти разбудили путников незадолго до рассвета. Девочка прижалась к теплому боку пса и молча глядела расширенными от ужаса глазами в предрассветный сумрак. Потом она что-то быстро зашептала, и крики как будто стали глуше и дальше. Ворону показалось, что между ними и птицами встала глухая стена леса. Птицы закончили свое пиршество и в розовеющем небе пронеслись четыре смутные крылатые тени. Даже птицы Смерти, возвращаясь к своему повелителю, избегали пролетать над пустыней Барагет.
Красное косматое солнце кинулось было в погоню за птицами, но они далеко опередили едва проснувшегося бога, скрывшись за закатными горами. Наступал двадцать второй день рождения Ворона.

* * *

Медленно крутятся колеса Божественной Повозки, объезжающей пределы мироздания. Зверь Харима, запряженный в нее, не торопится - бесконечно мироздание, но и времени у Харимы - целая вечность. Влечет зверь Харима повозку, груженую доверху пряжей Судеб, да только то здесь, то там зацепляется пряжа за мироздание и разматывается тонкая нить сефеты, прочнее которой нет ничего в мире. Даже слова богов могут лишь запутать ее, смешать с другими нитями в тугой узел или в чудесный узор, но никому не под силу оборвать нить сефеты. Никому, кроме зверя Харимы, да и он может оборвать нить только по случайности, намотав на медленно крутящееся колесо Божественной Повозки.
Новый узор в тот день (хотя, что такое день смертных для Харимы?), новый узор начал выплетаться из нитей сефеты. И легла в него давно забытая и потому почти невидимая длинная нить Мертвой Богини и коротенькая ниточка черной птицы, и маленький обрывок нити, принадлежавшей умершей Кошке, каким-то чудом зацепившийся в день ее смерти за колесо Божественной Повозки, и потому уцелевший, и простая нить смертного, и цветная, иного прядения, нить чужака - говорящего пса, называющего себя сэрхо, и даже пошла по краю сумрачно-фиолетовая нить бога Смерти.
Удивился Харима, увидев столь сложный узор, и вспомнил, что где-то поблизости или когда-то поблизости (хотя, что такое людское "поблизости" для Харимы?), видел уже подобное, но тогда переплелись три божественные нити с нитями смертных, и столь тесно, что одна из божественных нитей истончилась и стала почти невидимой. Тогда-то и сочли умершей богиню, ныне называемую Мертвой.
Плотно сплетаются нити предназначения, судьбы смертных и бессмертных, ложатся свежей заплатой на лоскутный ковер мира.
Так начинался новый день смертных, новый поворот колеса Божественной Повозки, двадцать второй день рождения Ворона.

2.

За день до шестнадцатилетия родители Ворона (тогда он еще не был Вороном, а носил детское имя), люди в общем-то не злые и далеко не бедные, выгнали его из дома. К тому времени Ворон уже пять лет учился в военной школе, сам зарабатывал себе на хлеб, и ему оставалось учиться еще год.
В тот вечер мать Ворона вернулась с храмовой службы позже обычного, и Ворон заподозрил неладное, едва она переступила порог.
Смертным не ведомы пути богов, но и боги не всегда осведомлены о путях смертных, а тем более не сами боги, а их жрецы. Жрец Элиора-Солнца, задержавший женщину в Храме, долго втолковывавший ей волю могущественного божества, не знал ни причины столь внезапно свалившегося на его голову откровения, ни последствий его.
Ворон собрал пожитки, безуспешно поискал Кошку, и, решив вернуться за ней через пару дней, ушел за ворота. Ему и повезло и не повезло - в тот же день он нанялся телохранителем к знаменитому медику Тахматану, что встал, как говорили люди, на пути самого бога Смерти. Ворон не думал о богах и проклятиях, но только Тахматан точно стоял кому-то поперек дороги - уже год, как он вынужден был нанимать телохранителей, и Ворон был даже не вторым в печальном списке.
На следующий день, в шестнадцатый день рождения Ворона, дом его родителей посетил вестник. Так его назвали суеверные люди, а те, кто не боялся, говорили прямо - вестник Смерти. Сгусток фиолетового мрака покружил над воротами, оглашая окрестности леденящими душу воплями, промчался по дому стеная и завывая, и унесся сквозь крышу в расплавленное небо. Но никого не коснулся, как решила мать Ворона, очнувшись от обморока.
Она была не права. Вестник коснулся старой кошки, ровесницы Ворона, кошки по имени Кошка, которую ее кошачья сефета в день ухода Ворона привела на чердак и сморила глухим старческим сном. Кошка привыкла к частым отлучкам Ворона, и в этот день, когда ее коснулся вестник Смерти, ждала хозяина во дворе. Фиолетовое сияние на миг окутало Кошку, она подскочила вверх, шерсть ее вздыбилась и рассыпала искры, в помолодевших глазах заполыхало яростное пламя. Кошка кинулась на улицу. Она знала, куда ей нужно бежать и что делать - ее кошачья, а как теперь она вдруг вспомнила, и не кошачья сефета в тот день привлекла внимание богов.
Кошка неслась по улице как комета, и хвост черно-фиолетового огня преследовал ее. Люди бросались врассыпную с криками: "Демон! Демон!", собаки, скуля и поджимая хвосты, разбегались по переулкам, и никто не пытался ее остановить. У ворот дома Тахматана силы оставили ее. Последним усилием она вскочила в окно маленькой комнатки, куда поселили Ворона, и упала к его ногам.
Ворон поднял ослабевшую Кошку и услышал тихий мурлыкающий голос: "Сядь, закрой глаза, слушай и смотри - я принесла тебе предсказание."

...Ворон был Кошкой. Она (он? они?) бежала по пустыне навстречу полуденному солнцу. Раскаленный добела песок жег лапы, ослепительный свет резал глаза. Она бежала, зная, что тот, кто преследовал ее, после нескольких дней стремительной погони отстал. Песчаный ветер заметал следы, сопровождая Кошку маленькими иссушающими вихрями. Дважды Кошку обманывали миражи, она сворачивала с прямой дороги и призрачные озера превращались в сияющие глаза голодных пустынных демонов. Время, казалось, иссохло и замерло, белый глаз солнца в бледном небе остановился и уставился на Кошку немигающим взглядом. Если бы не ветерок и крошечные смерчи, Кошка бы подумала, что попала в чудовищную ловушку и бежит на месте. С вершины очередной дюны Кошка, наконец, увидела свою цель. Оазис плыл в волнах раскаленного воздуха, немыслимо синее в белом песке озеро притягивало почти ощутимой издалека прохладой. Кошка начала спуск в долину.
Небо вздрогнуло и раскололось, поток черного огня низринулся вниз из трещины, песок закипел и потек радужной рекой. На пути Кошки стоял сумрачно-фиолетовый смерч, он крутился, извергая сгустки пламени, и злобное гудение роя рассерженных пчел колебало воздух. Кошка остановилась. Фиолетовые огни двинулись к ней, раскручивая завораживающий хоровод, и она отпрянула назад, но песок предательски осыпался под усталыми лапками. Кошка выгнула спину дугой и приготовилась сопротивляться смерти. Она успела ударить лапой один из огней, но мир вдруг снова дрогнул и поплыл перед глазами. Кошкина некошачья сефета еще не была исчислена до конца, она обессиленно упала на песок, но глаза продолжали видеть сквозь дрожащее марево. Рядом со смерчем ниоткуда возникла огромная пурпурная ящерица, ударила наотмашь когтистой лапой, и смерч рассыпался черным пеплом, как высохший песчаный замок.
Кто-то большой и горячий поднял Кошку, как котенка, за шкирку и голубое мерцание озера стало медленно приближаться, покачиваясь в такт шагам пурпурных когтистых лап...
[
Татьяна Петухова. Ворон (Победить черную собаку, Ралион IT)